Главная » 2017 » Сентябрь » 27 » Нина ЗАХАРОВА: «Жить и работать...»
12:18
Нина ЗАХАРОВА: «Жить и работать...»

Окончание.
Начало в №69(1452)
от 20.09.2017 г.


«Нам дали квартиру на Театральной…»
Мы приехали. Имущество устроили в какой-то сарай, а сами отправились в гостиницу ночевать. Утром муж уехал на работу. А мы с сыном позавтракали и на автобусе уехали искать квартиру. Сразу же у остановки встретили какую-то бабушку, которая несла воду. Спросили у нее про квартиру, и она сразу же позвала к себе. Когда вернулась в гостиницу и сказала мужу, что нашли квартиру, он очень обрадовался. Тут же забрали свое имущество и поехали к бабе Марине. А там уже ее сын купил маленькую - на два глотка - бутылочку водки. Баба Марина сварила картошки, достала из погреба огурцов, и ужин готов. А наутро ее сын с женою уехали на Север. Там мы прожили восемь месяцев. Потом сын с женою вернулись, уже с маленьким ребенком.
Баба Марина нашла нам другую квартиру. И там мы жили недолго – два месяца. Нам дали квартиру в новом доме в паре с другой семьей, но и в ней жили всего два дня - оказалось старший сын в той семье болен открытой формой туберкулеза. Опять просили у начальника найти нам жилье. Он посоветовал устроиться в четвертушке, хотя предупредил, что там жил пьяница, который… лепил на стенки тарелки. Муж засмеялся и сказал, что это не страшно, у нас мама (то есть я) два года работала в Бресте штукатуром-маляром, все сама сделает. За неделю мы эту четвертушку обустроили. В ней мы прожили четыре года. Там родился у нас еще сынишка Женя. А потом мне дали квартиру на Театральной, 8. И кончилась наша цыганская жизнь.

Со скоростью звука
Мы приехали третьего марта 1958 года. Полгода я работала в строительной организации. Здесь меня в профессиональный праздник наградили похвальной грамотой и подарком – скатертью. Потом трудилась в организации, где работал муж. Когда родился второй ребенок, его нянчила моя мама. До восьми месяцев она была у нас, а потом уехала нянчить сына младшего брата Бори. А ясли все не открывались. Я попросила у начальника отпуск. Он не дал. И я уволилась.
Неделю отдыхала. Гуляла как-то с Женей по улице. И ко мне подошел мужчина, спросивший, работаю я или нет. Я сказала, что пока не работаю. И тогда он привез мне печатную машинку и работу. То было время перехода на новые деньги, и нужно было перепечатать бумаги с этим учетом. Мой новый работодатель где-то уже справлялся, как я печатаю. И там сказали: со скоростью звука.
За неделю я справилась с этими бумагами. И мне прислали открытку с приглашением в отдел кадров НИИАРа. Отдел кадров располагался в бараке - на этом месте сейчас огромный магазин. Я пришла, мне предложили работу на ТЭЦ. Там был пусковой период, и нужно было печатать много документов. И опять кто-то дал мне рекомендацию. Напряженный период прошел. Дальше стало легче.
На ТЭЦ, где я работала, одну из комнат занимал еще один мой клиент, не работник ТЭЦ, какой-то высокий чин. Ему тоже нужно было много печатать. Я не знала, что у него есть машинистка - она сидела в проходной РМЗ. Когда я появилась, он перестал носить ей бумаги, предложив сходить в отдел кадров и попросить другую работу. Сказал, что на ТЭЦ появилась «сверхмощная» машинистка - я успевала и для ТЭЦ, и для него. Кстати, потом мы с ней стали друзьями – она даже обрадовалась, что наконец-то уйдет с проходной.

Конструкторский отдел
Как-то мы с мужем и младшим сыном уехали в отпуск на юг. Через месяц я приехала и пришла на работу в ТЭЦ. И тут же заместитель начальника сказал, чтобы я сходила в отдел кадров, но ни за что не соглашалась переходить на другое место работы. Меня отправили в первый отдел (это где совершенно секретная работа, к которой я была допущена). Я отказалась – объект, на который меня направляли, был далеко, и я не успевала на автобус, а у меня был сын-первоклассник, которого нужно было кормить обедом. Тогда, сказали, будете работать у нас. Дверь во время этого разговора была открыта, и в коридоре стоял пожилой мужчина. Он спросил: «Почему она будет работать у вас? Она уже работает у меня»… Так я попала в конструкторский отдел НИИАРа.
В сейфе отдела были документы на каждый объект, все - совершенно секретные. Сначала я работала одна. Потом приняли еще одну женщину. Я ее научила печатать на машинке, и мне стало легче работать.
А еще я, да и все секретари тоже, выдавали работникам зарплату - получали у кассира в администрации и выдавали.
Мне довелось быть хозяйкой всему. Даже молодых девчонок кормила. Они вечером прогуляют, домой придут поздно и утром проспят, на работу без завтрака придут. А у меня всегда есть чем их накормить. В коридоре стоял титан. Его включат - чай есть. И для чая у меня всегда найдется. Кто-то приносил конфеты. Я из дома – сухари... Вот так и жили все в этом отделе. Там я проработала почти до пенсии.

«Звезда балета»
Когда до пенсии оставался один год и три месяца, я уволилась и ушла работать на ДААЗ. Туда все медсестры и нянечки из детских садов уходили зарабатывать пенсию, потому что для ее расчета брали заработок одного года. Работала я во вредном цехе опиловщицей.
Все работали только вручную, а я почти сразу – на наждаке. Изучила все станки. Работала на одном, потом на двух, а потом и на трех станках сразу. Мастер об этом сказал начальству, не поверили. Пришли посмотреть. Ходили, поглядывали. Я думала, что они кого-то ждут, и когда смена закончилась, спросила мастера: «Кто приехал?» Он засмеялся. Это они, говорит, ходили смотреть, как ты одна работаешь на трех станках. Когда была не моя смена, мастер заставлял других работать так, как я. А они ему отвечали: «Пусть твоя «звезда балета» на станках работает». Это они меня так называли.
Была одна деталь, план по которой мы не успевали за месяц выполнить. И нас оставляли работать в ночную смену. Платили за эту смену по десять рублей. Мы с напарницей работали во вторую смену и нам дали задание чистить эту деталь - планку. Мы попробовали, но дело шло медленно. Я предложила почистить ее на наждаке. Напарница отказалась – сказала, что боится наждака. Обрабатывать эту деталь наждаком было, действительно, сложно. Я поставила напарницу делать фаску, а сама работала на наждаке. Поняла, что если делать все внимательно, то можно, хоть и сложно. И за неполную смену мы этой планки начистили шестьсот штук – целый ящик. Вручную же три работницы за смену делали 250 штук.
Так мы работали неделю. Мастера не было – его оправили в колхоз. Когда вернулся, ему в гальванике показали нашу планку. Спросили: «Кто и где так хорошо ее очищает?». Он посмотрел и сказал: «Это не у нас». Ему показали ящик. Он взял две планки и пошел к работницам. Они посмотрели и сказали: «Иди к «звезде балета».
Он пришел. А мы испугались, молчим. Думали, больше, чем нужно, очистили. Наконец, я сказала: «Ну, мы!» «А как?» Я показала языком. Он говорит: «Ты хохмачка!» И когда я указала на наждак, он удивился. А потом обрадовался, что теперь не нужно будет нас оставлять работать в ночную смену.
Вот так я и работала. Меня женщины спрашивали, на каком заводе я до этого работала, раз все знаю. Я ответила, что кроме бумаг ничем не занималась. «Откуда же ты все знаешь?» - удивлялись они…

Юбилей
На ДААЗе я заработала хорошую пенсию. Но и после пенсии еще продолжала трудиться.
Моя соседка попросила меня на недельку приехать и наладить работу в тресте столовых - их секретарша ушла в декрет. Они взяли другую, но та оказалась пьяницей.
На недельку я пришла, а проработала полтора года. Да еще и капитальный ремонт сделала в кабинете. Директором была женщина. Она сразу сказала: говори, что нужно, я буду давать рабочих. В итоге все старье я выбросила. Привезли с базы новые шкафы, столы, стулья. На окно повесили новую штору, на потолок – люстру, появились цветы в вазах… Когда зашел их руководитель, удивился, увидев такую красоту. Спросил, кто это сделал. А директор сказала: «Это Нина Антоновна, она работала в НИИАРе». Он спросил, что еще нужно. Я ему показала на старую пишущую машинку. Сказала, что по ней не пальцами стучать, а кувалдой нужно. А он спрашивает: «Какую нужно?» «Электрическую». Он пообещал: «Завтра будет». Я думала, что похвастал. Ничего, привез.
Наконец я написала заявление на увольнение. Директор его порвала. Я говорю: «Ну, хоть в отпуск меня можно отпустить?» У нас младший сын служил в армии. Он тогда в учебке был, в Одессе. Мы хотели к нему съездить, а потом еще в город Болград на кладбище к моему отцу. Мне дали отпуск. А после от пуска я все же сказала, что работать больше не буду. Так меня попросили: если понадоблюсь, чтобы приехала и помогла. И один раз я понадобилась.
У меня был юбилей. Мне исполнялось 75 лет. Дома отмечали с родней. А на другой день мне позвонили из треста столовых, чтобы я приехала. Ну, я купила кагор и еще кое-что. Приехала. А там у директора стол ломится от еды и выпивки. Гости из их организации и из военкомата. Меня поздравляют с днем рождения и вручают мне медаль за освобождение Варшавы. Я спросила: «Откуда медаль?» Оказывается, у меня была справка на эту медаль, я ее только отдала в военкомат. И тот, кто ее увез в Ульяновск, умер и никому не успел сказать, что увез. И она пролежала там.
Наградили меня еще и грамотой за работу. Вручили подарок, и гости пили за мое здоровье. Как я уже говорила, за всю жизнь даже пробки не нюхала. Я там пила чай...
Вот так я еще «поработала»...
Так я жила. Имею Орден Отечественной войны II степени, медали «За боевые заслуги», «За освобождение Варшавы», «За освобождение Белоруссии», «За победу над Германией», «За взятие Берлина», медаль Георгия Жукова, много юбилейных медалей. Имею благодарность Верховного Главнокомандующего...
Вырастила четверых внуков. У меня есть дача. Там всегда был идеальный порядок - все росло. Сейчас там запустение.
Мне уже 92 года. Я живу одна на Театральной, 4«б»...
 


Материал подготовили к печати Петр СУРЦЕВ и Сергей СЛЮНЯЕВ

 

Категория: Горожане | 55 | Добавил: navecher | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]