Главная » 2012 » Декабрь » 17 » Знаменитости в Мелекессе: архитектор, коллекционер, художник
16:06
Знаменитости в Мелекессе: архитектор, коллекционер, художник

Посвящается памяти краеведов Николая Ивановича Маркова и Альбины Николаевны Петровой, ко дню рождения которых - 16 декабря - приурочены Декабрьские краеведческие чтения, проходящие ежегодно, начиная с 1994 года, в городском краеведческом музее.


По мнению специалистов, автором храма в Елшанке был губернский архитектор Рушко.

Очерк 1. Архитектор М.М.Рушко

Особенностью истории нашего развивающегося города является тот факт, что время от времени город попадает в зону особых интересов государства: научно- производственных, экономических, культурных. Так было во второй половине XX века: в 1956 году, в связи с Постановлением Совмина СССР о создании в Мелекессе Станции по испытанию атомных реакторов; в 1967 году – в связи со строительством спутника АвтоВАЗа – МЗКА; в 1972 году, когда город вышел на международные культурные связи с болгарским побратимом. Так происходит и сейчас, в начале XXI века, в связи с решением о строительстве Федерального Центра Медицинской радиологии; с получением Димитровградом в 2011 году статуса столицы малых городов России, словно перенявшим эстафету от Культурной столицы ПФО 2004 года.

Событие, не менее значимое по меркам своего времени, произошло и во второй половине XVIII века. В 1767 году для ежегодного пополнения казны, опустошенной Семилетней войной, деньгами в сумме одного миллиона рублей (астрономической по тем временам!) Екатерина II ввела государственную монополию на производство и продажу спирта, скупив частные купеческие винокурни («вино хлебное» - спирт). Правление всех казенных заводов поручалось сенатору А.П.Мельгунову. Так, среди прочих, оказались в поле зрения Камер-коллегии, т.е. Министерства финансов Российской империи, находившейся в ведомстве Мельгунова, частные винокурни на реке Мелекесс, из которых и был образован Мелекесский казенный винокуренный завод. Вокруг него со временем разрослось крупное торгово-ремесленное поселение. За 80 лет существования (1767-1847 гг.) проводились неоднократные реконструкции Завода и, говоря современным языком, внедрялись новые технологии, благодаря чему большие объемы выпускаемой продукции давали казне немалые деньги.

Для завода подбирались специалисты. Об одном из них и пойдет речь. Его имя Михаил Матвеевич Рушко. Он был выходцем «из швейцарской нации, а присягу на подданство России принял в 1787 году, когда вступил на службу в Московскую дорожную экспедицию «мастером каменных дел». Прослужив три года в Москве, М.М.Рушко получил предложение от представителя симбирской казенной палаты (губернского финансового управления) отправиться в Поволжье и стать «машинным мастером мелекесских и других винокуренных заводов», действовавших в Симбирском наместничестве, среди них – Кандалинский, Масленников. Известный ульяновский краевед Жорес Трофимов, изучавший архивные документы о роде Рушко, пишет: «Швейцарец, как уникальный мастер, получал приличное жалованье, пользовался казенным жильем. В Мелекессе родился у него сын, названный в честь деда Матвеем, и жить бы Рушко здесь, поживать да добра наживать. Да симбирский и уфимский генерал-губернатор барон О.А.Игельстрем соблазнил в 1792 году Михаила Матвеевича занять место главного зодчего симбирской провинции, освободившееся после И.П.Тоскани - автора проекта здания главного народного училища» (1). Оставив Мелекесский завод, Рушко переезжает в Симбирск и становится, фактически, первым губернским архитектором (в 1796 г. наместничество переименовано в губернию).

Одно из лучших его творений очень хорошо знакомо многим жителям Димитровграда и Мелекесского района, так как в нем уже много лет располагается сельхозакадемия, что на Новом Венце, возле здания областного краеведческого и художественного музеев. Построено оно в 1807 г. и является одним из немногих сохранившихся в стране архитектурных памятников эпохи классицизма. Здание дважды горело – в 1828 и 1864 гг. и оба раза было восстановлено. Предназначалось оно под присутственные места: так в дореволюционной России назывались государственные учреждения. В нем размещались губернское правление, казенная и судебная палаты, врачебная управа, приказ общественного призрения, губернское и уездное казначейство, совестной и уездный суд, чертежная мастерская. Это был центр административного управления губернией. И хотя строилось здание по типовому проекту, разработанному для провинции академиком А.Д.Захаровым (рекомендован министром внутренних дел - из экономии средств), М.М.Рушко можно считать соавтором проекта. Понадобилась доработка проекта для того, чтобы сделать привязку здания к местности, а в последующем М.М.Рушко внес изменения в планировку для восстановления здания после пожара 1828 года. В обоих случаях губернский архитектор сам руководил строительными работами. Здание, размещенное рядом с главной площадью Симбирска и обращенное главным фасадом к Волге, дало начало устройству бульвара Новый Венец.

Другим известным сооружением М.М.Рушко стал респектабельный губернаторский дворец – результат реконструкции двух зданий, особняка и флигеля, выкупленных за 17 тыс. руб. у помещика В.Бестужева. В нем останавливался император Александр I во время своей поездки из Петербурга в Оренбург в сентябре 1824 г. Через десять лет здесь гостил А.С.Пушкин, также по дороге в Оренбург. В нем бывали и другие писатели – И.Гончаров, В.Жуковский и царственные особы – Николай I, будущий Александр II и Александр III. После Февральской революции дворец переименовали в Дом Свободы: в нем разместился Совет рабочих и солдатских депутатов, комитет большевистской партии. В 1968 г., несмотря на протесты общественности, здание было разрушено: в Ульяновске полным ходом шла реконструкция его центральной части – страна готовилась к 100-летнему юбилею В.И.Ленина.

Но вернемся назад. Самой крупной вехой в творческой деятельности М.М.Рушко стал план Симбирска 1800 года. Он сохранял основные черты более раннего плана 1780 г., но имел и серьезные нововведения, связанные, с одной стороны, с реконструкцией центра – Соборной площади, бульвара на Большой Саратовской улице. С другой стороны, с расширением территории города до 500 десятин (против 120 десятин в первой пол.XVIII в.).

36 лет продолжалась служба М.М.Рушко в должности губернского архитектора – до выхода в отставку в 1828 году. В положительном отзыве сенатора П.Сумарокова о правильном, прекрасном, лучше всех прежних (посещенных им городах) расположении города и его главных улиц, есть тоже заслуга Рушко.

За годы службы он приобрел права потомственного дворянина, получал чины и награды, но жил со своей большой семьей скромно, особняка для себя не построил. В духе честного служения воспитывал и детей своих. Один из них, Петр, – участник Отечественной войны 1812 г, Кавказской войны, затем чиновник удельной конторы.

После знакомства с биографией этого удивительного человека было приятно осознавать его причастность к истории и нашего города. О «мелекесском периоде» жизни М.М.Рушко (1790-92 годы) известно немного. Будем надеяться, что сохранившиеся архивные документы помогут больше узнать как о самом «машинном мастере», так и о Мелекессе конца XVIII века.

 

Трофимов Ж.. Творцы симбирского классицизма. - Альманах «Памятники Отечества» №42 (7-8/1998) – «Века над Венцом», ч.1, сс.72-76.

Очерк 2. Коллекционер, художник Д.И.Неелов

В числе сокровищ Эрмитажа значится нумизматическая коллекция Дмитрия Ивановича Неелова, казанского помещика, собирателя русских и восточных монет. Приобретена она была Эрмитажем в 1852-53 гг. Судя по сохранившемуся описанию (рукописному «Каталогу»), коллекция состояла из 530 русских монет XIV-XVI веков – «российских монет древних времен с разными изображениями, одною татарскою, российско–татарскою и одною российскою подписями, великих и удельных князей». Собраны они были в период с 1812 по 1831 год и находились в минц-кабинете Дмитрия Неелова. «О русской части коллекции, как и о самом владельце, мало что известно»,- пишет далее в своем исследовании П.Г.Гайдуков (1).

Решив выяснить, что же такое минц-кабинет (2), и обратившись к Энциклопедическому словарю Брокгауза и Ефрона (1890-1907 гг. изд.), вновь наткнулась на знакомую фамилию, стоящую в числе других известных казанских коллекционеров: «В 1-й четверти XIX века известны Минц-кабинеты:…, Фукса, П.О.Пото, Д.И.Неелова (большое собрание редких восточных монет)».

Чем же привлек внимание димитровградского краеведа казанский нумизмат? Прежде всего, тем, что был он тесно связан с нашим городом и много раз бывал в нем во второй половине 10-х – 20-х годов XIX столетия, еще в пору существования здесь Казенного винокуренного завода. Через Мелекесс он ехал в 1819 году на Кавказ, и в этом многомесячном путешествии занимался пополнением своего минц-кабинета, а также написанием живописных работ, так как обладал и художественными способностями.

Справедливости ради, надо сказать, что многие димитровградцы уже читали о нем и знают в подробностях историю его жизни, вплоть до 1824 года! За исключением одной детали - его настоящих имени и фамилии. Его подлинное имя, Дмитрий, умышленно было скрыто в семейной хронике под вымышленным именем Николай, а фамилия была неверно расшифрована как «Наумов» первым исследователем мемуаров его сестры, профессором Н.Е.Осиповым. В реальной жизни никогда не существовало Николая Ивановича Наумова. А вот Дмитрий Иванович Неелов был человеком известным. Автор статьи опускает подробности многолетнего поиска, в результате которого было установлено, что девичья фамилия его сестры, Анны Ивановны Стрелковой, написавшей семейную хронику «История моей жизни: 1790-е – 1850-е гг.», не Наумова, а Неелова, и что ее старшего брата звали Дмитрием. Читатели могли ознакомиться с его биографией до 1824 года в книге «Россия конца XVIII – начала XIX вв. глазами Анны Стрелковой» (3) или в газетном варианте книги (4).

Обратимся к тем строкам воспоминаний Анны Ивановны, где говорится о посещении Дмитрием Нееловым Мелекесса. Вот что пишет она о его, вероятно, первом приезде сюда в мае 1816 года из Казани: «В сие время гостил у нас брат мой….К сожалению моему, я должна открыть одно обстоятельство…, именно: перемену в расположении его к нам,…он, к удивлению нашему, не имел желания съединить меня браком со своим другом, хотя, по-видимому, и расположен был к нему душевно…Брат, узнав об отъезде нашем в Петербург, не желая отстать от нас в путешествии, он уговорился с кузеном нашим Киселевым». «Итак, в начале приятного мая, простясь дружественно со всеми заводскими чиновницами», Стрелкова с мужем, родным и двоюродным братьями отправилась из Мелекесского завода в С.-Петербург. Дмитрия Неелова связывало с мужем сестры, Н.Я.Стрелковым, боевое братство: участие в Заграничных походах против Наполеона в 1813-14 гг. в составе казанского ополчения. Теперь же словно черная кошка пробежала между ними: Дмитрий не мог смириться с замужеством сестры, семью годами младше его, по причине отказа родителей на его женитьбу.

Но следующий визит в Мелекесс в апреле 1819 года был для Дмитрия более радостным: с ним была его любимая жена Авдотья Андреевна, в сопровождении своей младшей сестры. К тому времени Неелов породнился с Апехтиными (в мемуарах их фамилия осталась «за кадром»), людьми известными в Казани, но небогатыми, чем вызвал недовольство своего отца, крупного землевладельца и самодура, отказавшего сыну в наследстве. Пребывание в Мелекессе было связано с предстоящим путешествием на Кавказские Минеральные Воды, лечение на которых только еще начинало входить в моду после присоединения Кавказа к России. Из-за крайне неспокойной обстановки ехать туда решались лишь самые отчаянные люди. Обратимся к мемуарам: «…Положено было весной, по вскрытии рек, отправиться в дальний путь, а так как дорога шла прямее на наш Завод, то приятные сообщники моего странствия назначили время приехать к нам и вместе пуститься в дорогу». Судя по снаряжению, это была настоящая экспедиция, ведь Дмитрий Неелов знал толк в дальних походах. «Итак, 27 апреля 1819 года пустились мы в дальнее путешествие, столь достопамятное в моей жизни», - пишет его сестра.

Благодаря Стрелковой, мы наблюдаем Д.Неелова то за художественными занятиями, то в состоянии азартного коллекционера. «Брат же мой, имея пристрастие к живописи, не отклоняясь от дара сего искусства, тщательно изобразил на бумаге вид сего прекрасного Каскада, возле которого и начертил, в приятном разнообразии, всех находящихся тут особ для воспоминания здешнего пребывания, которое останется навеки незабвенным и пребудет памятником путешествия нашего в интересную страну». Натурой ему послужил каскад водопадов в окрестностях Кисловодска.

Ценную информацию дает Стрелкова, описывая посещение Сарепты – немецкой колонии близ Царицына (совр. Волгоград): «Там встретили нас стройные, видные юноши; …показывая нам…отличное собрание редкостей, как-то: разного рода бабочек, насекомых, птичек – африканских, американских, и многих европейских, у нас в России не имеющихся…; также морских раковин и много разных окаменелых вещей. Мы рассматривали все сие с прилежным вниманием и любопытством довольно долгое время, забывая, что день начал клониться к вечеру… Хотя расположение наше было пробыть в Сарепте несколько только часов, но брат мой, будучи излишне пристрастен к медалям, которые также, не исключительно, принадлежали к числу всех здесь редкостей, провел, рассматривая каждую из них отдельно, большую половину дня. И не мог вытерпеть, чтоб не купить несколько из оных для украшения и приращения к своему кабинету, имея уже у себя большое количество». Под медалями она, скорее всего, имела в виду старинные монеты, коллекция которых впоследствии составила тот самый знаменитый минц-кабинет Д.Неелова, о котором писали Брокгауз и Ефрон.

По возвращению с Кавказа в октябре 1819 года, Неелов с неделю погостил у сестры на Мелекесском заводе и отправился с женой и свояченицей к их родным в Казанскую губернию.

Будучи человеком педантичным, как и всякий коллекционер, Д.Неелов составил не только нумизматические каталоги, но и подробную опись всех предметов, хранившихся в доме, завещая их своей жене (5). Среди них галерея портретов – российских государей в золоченых рамах, губернаторов, в том числе и его двоюродного деда П.С.Мещерского, другого двоюродного деда и благодетеля – Н.Н.Бантыш-Каменского, его самого, жены, а также ее родственников. Часть - живописные, другие же выполнены карандашом. Не исключено, что отдельные портреты написаны самим Дмитрием Ивановичем, обладавшим, по отзывам сестры, художественным даром. На одном из портретов старшая сестра жены – Александра Андреевна Фукс, одна из самых известных женщин Казани первой половины XIX в. Писательница и хозяйка литературного салона, жена человека-легенды Карла Фукса, известного врача, педагога, этнографа и коллекционера. В 1833 году в доме Фуксов останавливался А.С.Пушкин во время своей знаменитой поездки по пугачевским местам. Таково было ближайшее окружение Д.И.Неелова в Казани.

В Мелекесский завод, к сестре, он наведывался со своей женой по несколько раз в год. Известно, что в 1820 году он был здесь в рождественские праздники, затем на крестинах племянника Николая. Продолжал ли он рисовать с натуры в Мелекессе? А.И.Стрелкова об этом не пишет. Но густой сосновый бор, окружавший Завод, а также живописные пейзажи мелекесских прудов (на один из них – Средний, как раз выходили окна директорского дома Стрелковых), вряд ли могли оставить равнодушным его страстную натуру.

 Исторические документы сохранили факты биографии Дмитрия Неелова. Перечислим наиболее значимые. Родился в 1787/88 гг. в семье крупного землевладельца и крепостника И.Я.Неелова в поместье Кулаево Казанской губернии. Благодаря усилиям матери (из обедневшего древнего рода Овцыных) и двоюродного деда Н.Н.Бантыш-Каменского (директора архива Коллегии иностранных дел, видного ученого) учился в Пансионе при Московском университете (ок.1800-1804 гг.). В 1805 г. в С.-Петербурге поступил на службу при Дворе в звании пажа, что приравнивалось к унтер-офицерам в гвардии, в 1809 г. – корнет Кавалергардского полка. В 1811 г. уволен поручиком. В 1813 г. - штабс-капитан Казанского дворянского ополчения; в составе 1-го пехотного полка участвовал в Заграничных походах Русской армии 1813-14 гг. В сражениях под Дрезденом «подавал пример подчиненным и весьма много содействовал отражению неприятеля», за что ему был пожалован орден Святой Анны III степени. В 1815 г. уволен от службы. В1832-33 гг. – казанский уездный предводитель дворянства. Скончался осенью 1833 г.

Некоторая часть его прежде богатой коллекции хранится в Казани – в Национальном музее истории Татарстана.

_____________________________________________________________________________________

П.Г.Гайдуков «Русские полуденги, четверетцы и полушки XIV – XVII веков»

От немецкого, мюнц – монеты, - собрания нумизматических коллекций.

Прохорова Н.Ф. «Россия конца XVIII– начала XIX вв. глазами Анны Стрелковой: источниковедческий анализ и комментарий мемуаров», Ульяновск, 2008.

Газета «Площадь Советов» за 2006-2007 гг.

Фонд И.Я.Неелова в Научно-исследовательском Отделе Рукописей Российской Государственной Библиотеки.

 

12.12.12 г.

Н.ПРОХОРОВА

 

Категория: БЛОГИ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ | Просмотров: 1895 | Добавил: EViktoria | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]