Главная » 2017 » Май » 17 » Судьба Мишки-моряка
13:52
Судьба Мишки-моряка

Материалы димитровградского краеведа Геннадия Мещерякова о жителях нашего края – участниках Великой Отечественной войны (прежде всего, мелекессцах) хорошо знакомы нашим читателям по публикациям последних лет, посвященным годовщине Победы. Предлагаем его очередной биографический рассказ, фактическую основу которого составили документы военных лет, а также мемуары свидетелей тех далеких событий…
 
Знакомство
Мое общение с этим человеком было ограничено моими школьными годами, когда я впервые увидел Михаила Ивановича Пинаева. Запомнился широкоплечий, среднего роста улыбчивый человек, которого нисколько не портил глубокий шрам на правой щеке…
Это были 70-е годы прошлого столетия. Люди, воевавшие на фронтах Великой Отечественной войны, окружали наше подрастающее поколение, но редко кто из них по собственной инициативе рассказывал о войне. В ту пору половина взрослых мужчин имела боевое прошлое, однако сельским жителям не было свойственно выпячивать свои фронтовые заслуги, когда рядом по соседству жило много вдов, с чьими мужьями они росли, работали и уходили на фронт, для которых 9 мая 1945 года стало далеко не праздником, а символом крушения последних надежд на то, что вернутся с войны их мужья и их дети будут накормлены досыта.
Вот и Михаил Иванович не был особо словоохотливым рассказчиком. Запомнилось только прозвище, которое он упомянул - Мишка-моряк. Почему моряк? На флоте он не служил, да и до моря от нашей поволжской глубинки было далеко, чтобы им «заболел» простой сельский паренек. Многое прояснилось, когда в 1973 году Михаил Иванович принес на работу (а работал он в тот период охранником в Павловском райвоенкомате) книгу «Друзья познаются в беде».
И не просто книгу о войне, а с дарственной надписью: «Отважному, славному партизану, герою этой книги Михаилу Ивановичу Пинаеву - на добрую память. И.Золотарь. 30.10.1973 года. Москва». Надо ли говорить, что мне, мальчишке, перечитавшему практически все книги детской библиотеки, которому доверяли брать на дом книги из читального зала, хватило этой книги на пару дней. Большим открытием было осознание, что героем книги может стать не только разведчик, сыщик или полярник, но и простой, с виду самый обыкновенный односельчанин. Военком Николай Ильиных, ознакомившись с этой книгой, дал задание моей маме, работавшей в ту пору в Павловском райвоенкомате в должности секретаря-машинистки, перепечатать выделенные им отрывки. Так в музее Павловского РВК, на стенде рядом с орденом Красной Звезды и газетными вырезками о подвиге летчика Шутова, появилась перепечатка из этой книги.
Михаил Иванович, растрогавшись от такого внимания, а может из-за воспоминаний о боевой молодости, дополнил книгу своими рассказами.
Рассказал и о том случае, когда группа партизан, в которую он входил, уничтожила немецкую легковую автомашину. Собирая трофеи, Михаил Пинаев, незадолго до этого оборонивший пилотку в бою, поднял фуражку убитого немецкого офицера. Так как в лесу без головного убора было тяжело, он надел эту фуражку с высокой тульей. Но большой лакированный козырек мешал. Недолго думая Михаил оторвал его вместе с кокардой от околыша. Когда он снова надел фуражку, друзья засмеялись:
- Ну и бескозырку ты сделал! Прямо Мишка-моряк.
Так и закрепилось в партизанском отряде за ним это прозвище.
 
Партизан
Родился Михаил в 1925 году в селе Павловка (тогда еще Куйбышевской области). В марте 1944 года Павловским РВК Ульяновской области Пинаев был призван в Красную Армию. После окончания полковой школы снайперов он изъявил желание пополнить ряды партизан. В этот момент партизанское соединение имени Александра Невского под командованием пограничника Виктора Карасева отдыхало и пополняло свои ряды под городом Ковелем на Волыни на территории только что освобожденной от врага. Пройдя собеседование с командиром отряда, он был включен в разведывательный отряд Ивана Таранченко. Отряду поставили задачу разведать обстановку и приготовить площадку для действия партизанского соединения на территории южной части Краковского воеводства Польши. В начале мая они перешли на территорию Польши и приступили к выполнению задания. В сентябре 1944 года их сводный партизанский отряд возглавил прибывший с «большой земли» со специальной группой чекистов и «омсбоновцев» (ОМСБОН - отдельная мотострелковая бригада особого назначения) майор государственной безопасности Иван Золотарь.
 
Золотарь - человек сложной судьбы. Он пришел в ОГПУ семнадцатилетним пареньком в 1922 году, а к 1934-му дорос до начальника Славгородского районного отдела УНКВД Западносибирского края. В 1938 году после назначения наркомом Берии в наркомате проводилась очередная «чистка». Золотарь был осужден на пять лет. В начале войны находился в лагере. В январе 1942 года Золотаря освободили «по особому ходатайству НКВД СССР» и направили в Четвертое управление НКВД.
 
Легендарный советский разведчик Павел Судоплатов так вспоминал Золотаря после освобождения того из тюрьмы: «Им давали возможность отдохнуть, прийти в себя, повидаться с семьями, и уже потом они уходили в тыл к немцам. Воевали эти люди замечательно. Серебрянский, Гуро, Золотарь - всех их я вытащил из тюрьмы».
Для Золотаря польская командировка во вражеский тыл была третьей по счету. Вначале Ленинградская область, затем Белоруссия и вот теперь Польша. В Белоруссии Золотарь с апреля 1943 года был заместителем командира партизанского отряда Лопатина. Принимал участие в подготовке операции по уничтожению гаулейтера Белоруссии Вальтера Кубе в Минске. За образцовое выполнение боевых заданий в тылу противника и проявленные при этом доблесть и мужество закрытым Указом Президиума Верховного Совета от 29 октября 1943 года награжден орденом Ленина.
На землю Польши Золотарь десантировался в звании майора госбезопасности, которое в те годы приравнивалось к званию армейского полковника. Вероятно, не все эпизоды боевых будней партизан попали в книгу, которую напишет в начале 70-х отставной чекист. Да и значительная пропасть разделяла их, сорокалетнего опытного командира партизанского соединения и девятнадцатилетнего рядового партизана, только что попавшего на войну. И все-таки Иван Золотарь запомнил нашего земляка, и на страницах своей книги отметил Михаила Пинаева.
В начале книги перед нами предстает образ молодого паренька, только что призванного в армию, окончившего полковую школу снайперов и решившего попробовать себя в нелегком партизанском деле. Далее отмечены боевые действия Мишки-моряка во время нападения партизан на вражескую казарму в поселке Яблонка Малопольского воеводства. Есть рассказ о первой совместной операции советских партизан из отряда Золотаря и польских партизан из Армии Крайова по уничтожению немецкого гарнизона в Чорстыне в ночь с 5 на 6 ноября 1944 года. И еще неоднократно упоминает Иван Золотарь действия нашего земляка.
А если судить по эпизоду встречи с командирами польского партизанского отряда Армии Крайова, описанному автором, то действия отважного бронебойщика заметили и польские партизаны.
Осенью 1944 года Михаил Пинаев был назначен на должность командира взвода.
 
Солдат
Около года был в партизанах Пинаев. Настало время, и Красная Армия начала освобождение польской земли от фашизма. Свою задачу партизанский отряд Золотаря выполнил. Но война еще продолжалась, впереди была фашистская Германия. В феврале 1945 года в числе других партизан призывного возраста павловчанин поступил в распоряжение командования, находившейся рядом с партизанским отрядом Золотаря 226-й стрелковой дивизии. С учетом боевого опыта Михаил Пинаев был назначен командиром отделения 2-го стрелкового батальона 989-го стрелкового полка. В феврале 1945 года Пинаев стал членом ВКП(б).
Предстояли бои по освобождению Польши и Чехословакии. В составе 1-й гвардейской армии 226-я стрелковая дивизия принимала участие в Моравско-Остравской наступательной операции.
 
В ходе боя 5 апреля 1945 года на западном берегу реки Одер Михаил Пинаев уничтожил 10 немецких солдат, в числе первых ворвался в траншею противника, уничтожил расчет станкового пулемета. Во главе отделения действовал дерзко и решительно, отбивая контратаку противника.
 
За доблесть и мужество, проявленные в боях, младший сержант Михаил Пинаев приказом по 226-й стрелковой Глуховско-Киевской Краснознаменной ордена Суворова дивизии 12 апреля 1945 года был награжден орденом Слава третьей степени.
Боевые действия полк завершил 11 мая 1945 года на территории Чехословакии. Закончилась война, дивизия, в которой воевал сержант Михаил Пинаев, в июле 1945 года была расформирована, а личный состав передан в 76-ю гвардейскую дивизию.
 
Судьба
Что произошло дальше, скрывают архивы военной прокуратуры и НКВД. По рассказам Михаила Ивановича Пинаева, его с группой сослуживцев обвинили в преступлении. Было ли преступление и насколько оно соответствовало мере наказания, нам сегодняшним судить трудно. Необходимо вспомнить ту атмосферу жесткого прессинга, которому подверглись бывшие фронтовики. Командующий 12-й воздушной армией маршал авиации Худяков был арестован в декабре 1945 года. В апреле 1946 года арестован главнокомандующий ВВС главный маршал авиации Новиков. В январе 1947 года арестован командующий войсками Приволжского военного округа генерал-полковник Гордов. Главком сухопутных войск - замминистра Вооруженных Сил СССР Григорий Жуков 9 июня 1946 года был снят с должности. О трагических судьбах рядовых солдат и младших офицеров знают только их близкие. Что было причиной такого отношения к фронтовикам-победителям? Может, это была плата за то, что они знали истинную цену победы, которая не походила на ту, которую предрекали довоенные лозунги: «Война на чужой территории, победа малой кровью»?..
Мы войны не хотим, но себя
защитим,
Оборону крепим мы
недаром,
И на вражьей земле мы врага
разгромим
Малой кровью, могучим
ударом!
(Песня из фильма 1938 года «Если завтра война»)
А, может, за то, что фронтовики, дошедшие до Берлина, увидели, как живет средний класс в других странах и могли захотеть подобной жизни в СССР? Возможно, жесткие меры принимались силовыми структурами для того, чтобы усмирить фронтовиков, которых четыре тяжелых военных года приучили к риску, решительности, научили владеть оружием. Но, возможно, причина была и в том, что фронтовики, привыкшие рисковать, жить одним днем, просто тяжело привыкали к мирной жизни, не поняли команды перехода на «мирные рельсы».
 
Так или иначе, но Михаил Пинаев решением военного трибунала получил длительный срок заключения и из армии был отправлен в исправительно-трудовые лагеря. Начались годы новых испытаний.
 
Михаил Федорович Пинаев, племянник Михаила Ивановича, так вспоминает посещение дяди в конце 50-х годов.
Ездил с отцом и бабушкой. Это была исправительно-трудовая колония, где-то под Мелекессом. Длинные бараки, охрана из солдат с собаками.
Находясь в заключении, Михаил Пинаев о беде, случившейся с ним, поведал своему бывшему партизанскому командиру Ивану Золотарю. Золотарь, сам прошедший подобное испытание, принял активное участие в деле своего бойца.
Сейчас уже не установить, какие связи он использовал, в какие двери заходил. Но, со слов Михаила Ивановича, в начале 60-х его освободили, и он вернулся в Павловку. Затем пришли документы о его полной реабилитации, солдату вернули фронтовые награды. Ветерана Великой Отечественной войны Михаила Ивановича Пинаева 23 декабря 1985 года наградили орденом Отечественной войны I степени в честь 40-летия Победы.
В мирное время Михаил Иванович женился, жил и трудился в родной Павловке. В 1973 году ездил в Москву на встречу со своим партизанским командиром Иваном Федоровичем Золотарем. На память о поездке и своей боевой молодости привез книгу «Друзья познаются в беде». Скончался 21 марта 1994 года. Похоронен в селе Павловка Павловского района Ульяновской области.
 
Подготовил Геннадий МЕЩЕРЯКОВ,
Историко-культурный фонд «МЕЛЕКЕСЪ»
 
Категория: Поколение | 42 | Добавил: navecher | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 1
1 Иваныч6778   (22.05.2017 09:39)
Спасибо, Геннадий, спасибо, земляк, за память о партизане Михаиле Ивановиче! Раcсказ получился фактурным, интересным. Вспомнились встречи с ним...

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]