Главная » 2017 » Декабрь » 22 » Реактор в кружеве тайги
11:24
Реактор в кружеве тайги

Накануне Нового года по приглашению Росатома наши корреспонденты отправились в Сибирь. В самом сердце Красноярского края расположился закрытый город Железногорск, который похож на Димитровград как две капли воды. Возникло ощущение, что не было почти шестичасового перелета, а мы просто гуляем по центру Западного района Димитровграда. Проспект академика Курчатова, словно близнец нашей магистрали: также с одной стороны стоят многоэтажки, а через дорогу сосновый лес. От имени генерального директора Горно-химического комбината Петра Гаврилова нас приветствовал начальник управления по связям с общественностью Борис Рыженков. Увлекательная экскурсия по предприятиям комбината сопровождалась потрясающими комментариями этого удивительного человека. Как выяснилось, Борис Викторович автор популярной книги «Скала», в которой рассказывается об истории создания комбината. Рыженков рассказал, как строилось предприятие, которое во всем мире называют чудом инженерии

Решение

Сразу после окончания Второй мировой войны главной задачей советской оборонной промышленности стало создание ядерного оружия. Работа над этим проектом началась еще в 1942 году. Главным компонентом ядерного оружия являются изотопы уран-235 или плутоний-239: их получение в послевоенном СССР стало стратегически важной задачей. Для выработки оружейного плутония уже в ноябре 1945 года под Челябинском начинается строительство комбината №817, который получил название «Маяк». Плутоний, наработанный на этом комбинате, позволил уже в 1949 году испытать первую советскую бомбу. В середине 1950-х в эксплуатацию сдается еще одно крупное предприятие аналогичного профиля - комбинат №816 в Томской области. Однако потребность в плутонии постоянно росла, а у обоих построенных объектов был существенный недостаток. Они располагались на поверхности земли. И Челябинская, и Томская области находятся в глубине советской территории, однако теоретически они могли подвергнуться бомбардировке (в том числе и ядерной) вероятным противником. Рисковать полным уничтожением производства плутония руководство Советского Союза не могло, и поэтому в феврале 1950 года Берия в письме Сталину обосновал необходимость строительства еще одного химического комбината - №815. Причем строить его Берия настаивал именно под землей. К строительству приступили весной 1950 года. В глухой тайге в 40 километрах от Красноярска, прямо внутри безымянной горы гранитного массива на Атамановском хребте развернулась масштабная стройка. Был образован исправительно-трудовой лагерь «Гранитный»: заключенные, как и на большинстве крупных строек страны того времени, приступили к возведению комбината. За периметром из колючей проволоки строился и город для его работников - будущий Красноярск-26.


 


 

Строительство

Как рассказывает Борис Рыженков, ему удалось получить доступ к документам, которые на первый взгляд максимально сухо констатировали факты строительства, но, тем не менее, в них чувствовалась огромная мощь.

- Вместе с заключенными на площадке работали специалисты московского «Метростроя», шахтеры и вчерашние студенты, которые приехали в тайгу со всего Советского Союза, - рассказывает Рыженков. - Как и на остальных атомных объектах, находившихся в ведении специального комитета Берии, работы были организованы на высшем уровне. Активно использовалась экономическая мотивация, а документы свидетельствуют, что условия жизни у заключенных были лучше чем у гражданских специалистов.

Постановление с одобрением проекта вышло в феврале 1950-го, а уже в мае началось возведение железнодорожной ветки от станции Базаиха. Одновременно шло сооружение жилого поселка, линии электропередачи от Красноярской ТЭЦ и линий связи. К концу первого года строительства на объекте уже работало без малого 30 тысяч человек. После некоторой задержки на старте, связанной с дефицитом материалов, строители принялись сооружать основной транспортный тоннель, ведущий вглубь горы. Извлеченная порода специальными электровозами доставлялась наружу, где ею засыпались распадки Атаманового хребта. Кроме этого, все эти миллионы кубометров были использованы для создания вдоль берега Енисея специального карниза, по которому впоследствии проложили автомобильную и железную дороги к подземному комбинату. Буровзрывные работы велись круглосуточно, семь дней в неделю с одной целью - побыстрее достичь точки, расположенной на глубине более 200 метров от поверхности.

В сердце горы сооружалась огромная камера высотой в 72 метра. Подземный зал был предназначен для ядерных реакторов, задачей которых было производство плутония. Несмотря на все внимание, уделяемое объекту, и круглосуточную работу (к тому времени уже 70 тысяч строителей) процесс ее сооружения растянулся на годы. К 1956-му, спустя шесть лет после начала строительства, в эксплуатацию ввели транспортные тоннели, внутрь горы пришла железная дорога. Проходчиков и материалы доставляли под землю электропоезда. В 1957 году была готова камера под монтаж реакторного оборудования.


 


 

Реактор

28 августа 1958 года, после восьми с лишним лет напряженной работы комбинат №815 вступил в строй. Сооруженный в недрах горы промышленный реактор серии «АД» в начале сентября вышел на проектную мощность. Комбинат №815, позже переименованный в Горно-химический комбинат, был предназначен для производства плутония. Поскольку плутоний отсутствует в природе, его получали в процессе облучения нейтронами урана-238. Именно этот процесс и происходит в ядерных реакторах. В общей сложности под сибирской горой разместилось сразу три реактора: АД (вступил в строй в 1958 году), АДЭ-1 (1961), АДЭ-2 (1964). Третий реактор, кроме плутония, вырабатывал электрическую и тепловую энергии для города-спутника комбината. Облученный на реакторах уран затем поступал на радиохимический завод, входивший в состав комбината. Его конечной продукцией и являлся диоксид оружейного плутония, затем отправлявшийся на предприятия, выпускающие ядерные боезаряды.

Нам представилась уникальная возможность посетить самый «поработавший» реактор АДЭ-2, который был остановлен несколько лет тому назад. И вновь экскурс в историю от Бориса Рыженкова:

- Наш АДЭ-2 - третья атомная электростанция Советского Союза. Это мировой рекордсмен в классе ПУГРов, промышленных уран-графитовых реакторов, он проработал 46 лет и три месяца, - рассказывает Борис Викторович, сопровождая нас по «квадратикам» бывшего гиганта.

Оружейные ПУГРы были остановлены в рамках соглашения между Россией и США о прекращении наработки ядерных оружейных материалов. Америка первой выполнила эти условия, в России же ПУГРы серии АДЭ в Северске и Железногорске проработали несколько дольше, потому что они вырабатывали тепло и электроэнергию, и прежде чем их остановить, надо было сначала решить вопрос их теплозамещения.

Если бы не завеса секретности, Горно-химический комбинат в маленьком Железногорске уже давно значился бы в книгах рекордов. Это уникальное предприятие, спрятанное под землей на глубине в сотни метров, со своими улицами и железной дорогой. Этот подземный город способен выдержать даже удар ядерной бомбы. Железногорский реактор, который в официальных бумагах значится под аббревиатурой АДЭ-2, был двухцелевым. И о втором его назначении может рассказать любой житель Железногорска. «Большая печка» - так прозвали реактор местные в городе. Тепло, горячая вода, электроэнергия - все это давал АДЭ-2. По-настоящему мирный атом. Вокруг него в Железногорске была построена система на зависть всей стране –здесь вообще никогда не отключают горячую воду. Сейчас реактор остановлен, из него давно выгружено ядерное топливо, им занимаются ученые, которые проводят исследования, как изменились конструкции и материалы, которые почти пять десятилетий работали в условиях огромных термических и радиационных нагрузок. Эти исследования дадут ценные данные для проектирования атомных установок будущего.

Ирина ХАРИТОНОВА

Фото Оксаны ПЕТРЕНКО

и из архива предприятия

Категория: Общество | 81 | Добавил: navecher | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]