Главная » 2017 » Май » 5 » Я буду помнить…
09:25
Я буду помнить…
Этот рассказ со слов юнги Северного флота Михаила Петровича Сорокина был записан в прошлом году его правнучкой Настей Луценко, которая сейчас учится в пятом классе многопрофильного лицея
 
Каждый год 9 мая мы семей ходим к памятнику, где празднуется День Победы. Я всегда поздравляю в этот день своего дедулю, так я зову своего прадедушку Михаила.
Он родился 17 мая 1927 года. Ему было всего 14 лет, когда началась Великая Отечественная война. Он успел окончить семь классов, а жили они недалеко от Уфы на железнодорожной станции Дема. Время было тяжелое. В семье было трое детей - старшая сестра и младший брат. Еды не хватало. Мама сильно болела. Отец погиб в результате несчастного случая на работе.
В городе от военкомата набирали в школу юнг, записался и он. Попал в первый набор в 1942 году и уже в ноябре принял присягу. Там, в Соловецкой школе юнг Северного флота были его ровесники и ребята постарше. Дедуля, когда еще учился в школе, уже собирал маленькие радиоприемники. А в школе юнг он попал в группу, где учили на арт-электрика – это человек, который настраивает приборы, с помощью которых орудия прицельно бьют.
Юнги не только изучали морские профессии, они занимались физической подготовкой. Утром обязательно была зарядка, днем по очереди ходили в наряды на кухню – там они чистили картошку, приносили воду, мыли посуду. А в помещениях, где жили и учились, делали уборку. Еще они охраняли свою территорию.
Когда над островом пролетали немецкие самолеты, объявляли воздушную тревогу. Был случай, когда юнг построили на берегу, и где-то недалеко пролетел самолет – это был разведчик. А потом быстро появился другой самолет и начал стрелять по ним. Невдалеке был лесок, и ребята побежали туда, но один офицер начал кричать: «Ложись, ложись!» Так он спас маленьких матросов.
На острове был монастырь, где тоже размещались юнги, а недалеко от него - озеро, которое называли Святым. Как-то немецкие самолеты летели бомбить Архангельск и другие города и одну бомбу скинули на монастырь, но она упала в озеро и почему-то не взорвалась.
Через год учебы юнг распределили. Многие остались на Севере, на Балтийском флоте. Мой дедуля попал на Черноморский флот. 26 дней в военном эшелоне добирались они на юг, кормили их консервами, хлебом и даже давали сахар. На станциях они бегали за кипятком. Первый раз их накормили горячей едой где-то через месяц – это было в Махачкале.
Военная служба дедули началась на линкоре «Севастополь». Этот корабль строили на Балтике, и назывался он раньше «Парижская коммуна». Корабль дошел до Черного моря, там находились еще наши корабли «Красный Крым», «Красный Кавказ», «Червона Украина» и чуть поменьше - «Бойкий», «Бодрый». Крейсер «Червона Украина» был поврежден бомбой, но орудия успели снять, установили на Малаховом кургане и оттуда вели обстрел немецких позиций. Из Поти линкор «Парижская коммуна» подошел к Севастополю, замаскировался сеткой и обстреливал немецкие позиции. После успешной операции корабль переименовали, он стал называться «Севастополь».
Корабли охраняли Кавказ от немецких бомбардировщиков, сбивали самолеты, делали дымовые завесы, отлавливали плавучие мины.
Когда окончилась война, дедуле было 18 лет, но служба продолжалась. И только 20 февраля 1950 года в звании старшего матроса он был уволен в запас. У него имеются награды – медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», юбилейная медаль «XXX лет Советской армии и флота», орден Отечественной войны, медаль Жукова, медаль «За оборону Советского Заполярья», медаль «300 лет Российскому флоту» и еще 10 юбилейных медалей.
К этому рассказу сделала дополнение дочь Сорокина Татьяна Луценко:
- Папа всегда был трудолюбивым человеком, честным, спокойным. Когда дома возникали споры, всегда говорил: «Тише, не ругайтесь». В последнее время его тянуло рассказать о том, что особенно запомнилось из времен военной жизни…
На «Севастополе» служили люди разных национальностей. Так вот на день рождения Сталина два армянина сделали макет этого линкора и часы, отбивавшие время, как куранты. Командование отправило этих матросов в сопровождении офицеров в Москву, чтобы вручить подарки. После возвращения из поездки им дали отпуск на родину, откуда они вернулись с махоркой и пропитанием.
А еще папа вспоминал, что когда они, юнги, жили в монастыре на Соловецких островах, был очень холодно - Север. И вот в каком-то складском помещении они заприметили доски, которые хотели пустить на дрова. Но когда их рассмотрели, оказалось, что это иконы. Конечно, жечь их не стали. Об этом случае я прочитала также в одной из книг, попавшейся мне в библиотеке. Эти отрывки я прочла и папе. Там было несколько рассказов о юнгах, о том, как они выходили в море со своими старшими товарищами и командирами, назывались их фамилии. Некоторых командиров он вспомнил.
В мирное время отцу военная специальность пригодилась. Всю свою жизнь он проработал электриком. Папа любил собирать радиоприемники, делал разные устройства: например, громкоговоритель для магнитофона «Нота», прибор для отсчета времени при изготовлении фотографий, гирлянды на елку.
Он, пока позволяло здоровье, трудился вместе с моей мамой Александрой Михайловной на огороде. Был в молодости заядлым охотником, увлекался рыбалкой. Дожил до преклонного возраста, дождался правнучек, но болезнь отняла у нас этого замечательного человека – отца не стало 20 февраля, через три месяца ему бы исполнилось 90 лет. Конечно, нам его не забыть, мы всегда будем вспоминать его добрую улыбку.
Сергей СЛЮНЯЕВ
Категория: Поколение | 41 | Добавил: navecher | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]