Главная » 2017 » Апрель » 28 » История одного открытия
14:39
История одного открытия

28 апреля 2017 года Государственный научный центр Научно- сследовательский институт атомных реакторов традиционно отмечает День института в Научно-культурном центр имени Славского. Нынче Димитровград празднует 61-ую годовщину со дня основания института, поздравляя этот большой, дружный и высокопрофессиональный коллектив НИИАРа
 

 

Наша справка

АО «ГНЦ НИИАР» является крупнейшим в России научно-исследовательским институтом, одним из градообразующих предприятий города Димитровграда.
В институте действуют 6 исследовательских ядерных реакторов, крупнейший в Европе комплекс для послереакторных исследований элементов активных зон атомных реакторов, комплекс установок для НИОКР в области ядерного топливного цикла, радиохимический комплекс и комплекс по обращению с радиоактивными отходами.
Уникальная многопрофильная экспериментальная база НИИАР позволяет осуществлять исследования в обеспечение ключевых направлений развития о ядерной энергетики России: - Создание и ввод в эксплуатацию конкурентоспособных на мировом рынке, экономичных и надежных энергоблоков с реакторами ВВЭР нового поколения; реакторные испытания и исследования по созданию перспективных конструкционных материалов для инновационных реакторов 4-го поколения; продление срока эксплуатации существующих энергетических реакторов с водным теплоносителем; снижение эксплуатационных затрат, повышение эффективности и безопасности существующих АЭС; разработка и демонстрация в опытном производстве инновационных ядерных технологий; оказание наукоемких инжиниринговых услуг, трансфер ядерных технологий в другие отрасли, в том числе ядерную медицину и промышленность.
 
Новые сверхтяжелые элементы – в таблице Менделеева
В ноябре 2016 года в мире науки, конкретнее: в мире теоретической и прикладной химии и теоретической и прикладной физики произошло знаменательное событие. Утверждены, или одобрены названия новых искусственно полученных в Объединенном институте ядерных исследований (ОИЯИ) города Дубна сверхтяжелых элементов таблицы Менделеева. Это событие прокомментировали многие СМИ, начиная от основных федеральных телевизионных каналов РФ, кончая городскими газетами и ТВ-каналами Димитровграда. И правильно сделали, такой яркий факт того заслуживает! Местные СМИ отметили и многолетнее участие в этой работе сотрудников НИИАРа.
И сегодня, накануне 61-ого Дня института, я бы хотел рассказать нашим читателям, чем более 50 лет назад НИИАР так заинтересовал руководство Лаборатории ядерных реакций ОИЯИ. Тогда в институте атомных реакторов начал работать реактор СМ-2, а в декабре 1964 года в радиохимическом отделе института начал первую переработку облученных трансплутониевых элементов (ТПЭ) с выделением более тяжелых изотопов америция и кюрия. Эти элементов являются стартовыми материалами для получения сверхтяжелых элементов таблицы Менделеева.
Большое внимание этому вопросу уделял председатель комиссии Минсредмаша по ТПЭ Виктор Давиденко, директора НИИАРа того времени Олег Казачковский и Владимир Цыканов.
 
Совместная работа: мы к ним, они к нам
На первой стадии совместной с ОИЯИ работы мне пришлось бывать в Дубне и обсуждать там с сотрудниками и директором лаборатории Георгием Флеровым характеристики и качество требуемых им препаратов. Изготовлением мишеней в то время в Дубне занимались у себя в лаборатории самостоятельно. Поэтому им нужны были препараты с минимально возможным содержанием не только посторонних радиоактивных нуклидов, но и простых инертных примесей. Для составления и согласования планов совместных работ и обсуждению развития тематики дальнейших исследований и направления проводимых работ в ОИЯИ неоднократно бывал в Дубне еще один сотрудник димитровградского РХО, мой коллега, впоследствии доктор химических наук, начальник аналитического отдела Геннадий Тимофеев.
В декабре 1975 году к нам в НИИАР приезжал для обсуждения совместных работ по поставке в Дубну препаратов ТПЭ нынешний академик, директор лаборатории ядерных реакций ОИЯИ Юрий Оганесян. Для сотрудников РХО он прочитал захватывающую лекцию о развитии работ по получению сверхтяжелых элементов. Академик рассказал об опытах у них в институте и в американском ядерном центре в городе Беркли по получению самого тяжелого на тот момент времени элемента, стоящего в таблице элементов Менделеева под номером 104 - «Курчатовия», названного в честь советского ученого физика-ядерщика Игоря Курчатова. Оганесян приводил различные пути развития работ по получению более тяжелых элементов, говорил о различных нуклидах и реакции получения таких элементов. Наиболее перспективным нуклидом он называет тяжелый, относительно стабильный изотоп Кюрий-248. Он говорил о создании международной комиссии по совместным работам, о проведении совместного семинара, о возможности получения элемента под номером 114 – представителя «острова стабильности». И как предел мечтаний у него звучит реакция облучения кюрия-248 кальцием-48. Та реакция, по которой они получили уже в последние годы тот самый элемент с номером 118 – «Оганессон».
Особенно бурно развивались наши взаимные работы, когда НИИАР стал получать значительные количества калифорния-252, из которого и накапливается кюрий-248.
И мы в РХО НИИАР специально для лаборатории Флерова, а затем и Оганесяна проводили работы по выделению и очистке интересующих их нуклидов. Мы определяли их качество и характеристики по многим параметрам, согласовывали их с сотрудниками из Дубны. И только после этого материалы отправлялись заказчику. Так по публикациям наших работ по этой тематике в журнале «Радиохимия» я могу сказать, что мы для Дубны готовили такие препараты как кюрий-248 в 1976 и 1988 годах, уран-234 в 1985 году, америций-241 с содержанием основного изотопа 99,99995 процента в 1996 году. Я не вел картотеку отправляемых туда материалов, но уверен, что туда направлялись и многие другие препараты ТПЭ.
 
Кадровый обмен
Хорошим показателем связи двух научных центров страны было и то, что в шестидесятые годы к нам в РХО из Дубны приехал опытный научный сотрудник Виктор Ермаков, один из авторов открытия самого тяжелого на тот момент элемента, стоящего в таблице элементов Менделеева под номером 102.
Позднее в Дубну из НИИАРа уехал известный в мире ученый, физик-ядерщик, доктор физико-математических наук Юлий Замятин, который всегда был в курсе наших совместных с Дубной работ. Он был давно близко знаком с Георгием Флеровым.
В дальнейшем совместная наша работа вышла на новый, более высокий уровень. Наши сотрудники выезжали в Дубну и там уже непосредственно перед экспериментом проводили подготовку, очистку и нанесение препарата на мишень для облучения. Такой работой продолжительное время занимался НИИАРовец Владимир Лебедев со своими сотрудниками.
И если у меня в записной книжке того времени записаны домашние номера телефонов больших российских ученых - Оганесяна, Замятнина, Тер-Акопяна, начальника сектора, то Лебедев уже побывал в гостях у Оганесяна. А Тимофеев не только сам бывал в гостях в Дубне у Оганесяна, но и принимал его у себя дома в Димитровграде, когда тот приезжал на радиохимическую конференцию.
 
В радиохимической лаборатории все на международном уровне
В НИИАРе в эти годы успешно развивалось направление по изучению металлов ТПЭ, что послужило развитию дальнейших совместных работ.
В этом столетии в радиохимической лаборатории НИИАРа, которой руководил доктор химических наук Вячеслав Радченко (ныне покойный) и в которой работал и Михаил Рябинин, успешно проводились работы на международном уровне и по космической тематике и по совместным с Дубной экспериментам. Теперь сотрудники НИИАРа уже у нас в Димитровграде готовили мишени на металлической основе для облучения в лаборатории ядерных реакций ОИЯИ и исследований для приборов, используемых в космосе.
Все это сыграло положительную роль в деле получения сверхтяжелых элементов. Ведь ускоритель в Дубне в настоящее время является самым мощным в мире, там давно работают не только российские ученые. А полувековое тесное творческое сотрудничество ученых и практиков из Дубны и Димитровграда, которое Владимир Цыканов в своей книге «НИИАРу – 50 лет» назвал «плодотворным», не могло не дать в конечном итоге таких замечательных результатов как пополнение таблицы Менделеева целой обоймой новых элементов. И сегодня на вершине ее стоит новый, рукотворный, самый тяжелый элемент на земле под номером 118 «Оганессон», названный в честь хорошо знакомого нам человека, лауреата Государственной премии РФ Юрия Цолаковича Оганесяна.
 
Спор физиков-теоретиков и экспериментаторов об островке стабильности
Но уместно здесь будет отметить и то, что среди непосредственных участников этой работы из числа сотрудников НИИАРа был практически весь коллектив лауреатов премии правительства РФ 1996 года за получение и использование в науке и технике калифорния-252. А также именно тогда был использован богатейший многолетний опыт работы другой лауреатской нииаровской команды 1994 года по изучению металлов ТПЭ. Финалом многолетней работы Дубны завершился старый долгий спор физиков-теоретиков и физиков-экспериментаторов об островке стабильности тяжелых ядер. Где ему быть? Среди каких номеров таблицы? Это №114 или №126?
Свойства и характеристики, вновь полученных элементов с номерами от 113 до 118, говорят о том, что среди них нет таковых и, что нужно будет получать элементы с номерами до 125-126.
В августе 2012 года в Центральном доме ученых Российской академии наук состоялась торжественная церемония «крещения» элементов под номерами 114 и 116. От российских ученых там были было более 30 действительных членов Российской Академии наук. Среди зарубежных коллег были гости из США, Германии, Франции, Японии и 18 стран-учредителей ОИЯИ. От НИИАРа участвовал начальник радиохимической лаборатории Михаил Рябинин.
На таком высоком форуме, академик Оганесян выразил признательность всем, кто был причастен к совместным работам по получению 114 и 116 элементов, подчеркнув в этом деле весомый вклад НИИАРа.
И чем черт не шутит, может среди следующей обоймы новых элементов с номерами 119-126 будет элемент и с именем «Мелекессий»? О чем ниаровцы мечтают давно. Поживем – увидим!
 
В переводе на простой русский язык
В заключение, или, может быть, нужно было дать это в начале статьи, смысл моего повествования в переводе на простой русский язык. В природе есть самое тяжелое ядро (урана) с массой 238. В НИИАРе его за 10 лет утяжелили до 248 (кюрий), при этом многие тысячи тысяч атомов превратились в мелкие, никому не нужные грязные осколки! А в Дубне ядра с массой 248 из очень мощной пушки долго обстреливают снарядами с массой 48, которые летят с очень большой скоростью. Не все они попадают в цель, иногда и за день ни одного попадания… Но уж если попали, то хоть и очень неустойчивый, с массой 296 единиц, но может и получиться тот самый «Оганессон»!
Владислав МИШЕНЕВ, заслуженный работник НИИАР; лауреат премии Правительства РФ. 19.12.16.
 
Лариса БЕЛИНЕНЕ
Категория: Поколение | 171 | Добавил: navecher | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]